15.12.2017

Встреча членов «Деловой России» с руководителем Федеральной антимонопольной службы

15 декабря в рамках расширенного заседания генсовета «Деловой России» прошла встреча членов организации с руководителем Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорем Артемьевым.

Представляя гостя, Алексей Репик напомнил, что «ФАС вызывает много противоречивых мнений: кто-то воспринимает её решения как спасительные, сохранившие им возможность вести бизнес, а кто-то – наоборот, как угрозу ведения бизнеса». По его мнению, «всё это вопрос понимания друг друга и умения взаимодействовать, говоря на одном и том же языке». «Чем чаще нам удаётся такое взаимодействие выстраивать, тем больше шансов, что мы будем друг друга понимать и уметь пользоваться сильными сторонами каждого из нас для одной общей цели – улучшения жизни граждан Российской Федерации, повышения конкурентоспособности нашей экономики и, как следствие, защиты суверенитета нашего государства», – добавил Алексей Репик.

Он напомнил, что представители «Деловой России» и ФАС в последнее время стали чаще встречаться, результатом этих встреч стала проработка инициатив предпринимателей в части дифференциации штрафов, антимонопольного комплаенса, госзакупок у предприятий МСП и т.д. Однако, остались совместные вопросы, которые ещё предстоит решить, добавил глава организации, – например, связанные с созданием внятных правил торгов имуществом. «Какие-то решения, которые предлагает ФАС, “Деловая Россия” пока поддержать не может, потому что, может быть, не вполне понимает мотивацию и возможные последствия, которые следуют из этого законодательства», – отметил он, передавая слово Игорю Артемьеву.

Во вступительном слове глава ФАС перечислил шесть приоритетов, которые ведомство выделяет для себя на ближайшие пять-шесть лет.

Во-первых, скоро будет подписан указ президента «О государственной поддержке развития конкуренции», который, по словам Артемьева, закладывает модель перехода от чисто охранительной функции конкуренции к реальному её развитию: каждые 3 или 5 лет будет утверждаться национальный план развития конкуренции, по отраслям будут утверждаться дорожные карты развития конкуренции. «Главными бенефициарами этого указа являются малый и средний бизнес», – считает Артемьев.

Во-вторых, ФАС подготовила законопроект «Об основах тарифной политики в РФ». «Отраслевики наши настроены, что его не надо писать, по-прежнему осуществлять чисто отраслевое регулирование тарифов, но от этого очень много бед, и бардак, который с тарифами происходил 20 лет, будет продолжаться. Поэтому это тоже стратегическая задача», – подчеркнул Артемьев.

В-третьих, цифровизация экономики требует 5-го антимонопольного пакета, продолжил Арьемьев: «Мы должны [урегулировать] все вопросы, связанные с “бигдатами”, “блокчейнами” и с определением границ этих особенных рынков, связанных с защитой прав интеллектуальной собственности».

В-четвёртых, антимонопольное регулирование рынка сельскохозяйственных животных, растений, семян и т.д. «Мы здесь создаём новую практику, требования работы в сообществе БРИКС. 46% потребления всего сельскохозяйственного производства в мире – это как раз БРИКС, поэтому это могучие рынки сбыта. Мы стараемся объединить наши усилия, чтобы крупнейшие транснациональные корпорации учитывали интересы отечественных производителей, в данном случае сельского хозяйства, и это совершенно новая история. Она тоже требует законодательного закрепления в 5-м пакете», – рассказал глава ФАС.

В-пятых, вышло постановление правительства, радикальным образом меняющее систему экономических отношений в «оборонке». «Очень существенные стимулы теперь создаются для оборонных предприятий, и очень существенно раскрываются возможности хозрасчёта… Это ещё один вызов, здесь мы ведём себя, как гособоронзаказ», – уточнил глава ведомства.

Наконец, в-шестых, ФАС хотела бы активизировать работу по наиболее крупным и опасным картелям, включая вопросы уголовного преследования. «Это не должно быть часто, – сделал оговорку Артемьев. – Я понимаю, что предприниматели уже устали от всего этого дела, но для “особо одарённых” это должно применяться, хотя и в редких случаях».

Комментируя выступление Игоря Артемьева, Алексей Репик напомнил, что «мы действительно входим в совершенно новую экономику», и конкуренция предприятий в этой экономике уже работает совершенно не так, как раньше. «Это может быть конкуренция платформ, и точкой монополии может являться не компания и даже не какие-то группы компаний, а непосредственно платформа, являющаяся связующим звеном между потребителем услуги и тем, кто её генерирует. В новой экономике единицей, генерирующей добавленную стоимость, часто становится уже вообще не компания, а личность». По мнению главы бизнес-объединения, цифровизация экономики в России в значительной степени идёт сверху, а «всё, что идёт сверху, несёт в себе риск появления цифрового государственного монополизма».

«Деловая Россия» считает, что ФАС ещё должна «настроить» свои предложения в целом ряде важных вопросов, например, в части лишения привилегий для компаний-обладателей интеллектуальной собственности в части изъятия из антимонопольного регулирования. «Мы нуждаемся в увеличении стимулов для инновационной деятельности, а не в ограничениях, которые на неё накладывает дополнительное регулирование, – пояснил он. – Мы хотим защитить себя и не прийти вместо smart regulations к дополнительному перераспределению полномочий среди регуляторных органов».

Конкретные антимонопольные предложения «Деловой России» перечислил в своём выступлении член корсовета, глава комитета по антимонопольному регулированию Сергей Колесников. «Из всех законопроектов, которые вышли в конце октября, лично меня и членов комитета беспокоят поправки в уголовный кодекс, поскольку речь идёт не столько о деньгах, сколько о наших свободах, – признался он. – И поэтому мы очень боимся тех ошибок, которые могут произойти».

«Деловая Россия» также считает, что впервые уличённый в антимонопольном правонарушении гражданин должен иметь право не привлекаться по уголовной статье. «Вы предлагаете его лишать этой привилегии, а мы всё-таки просим вас оставить её, ведь в конечном счёте важна неотвратимость наказания, а не его жестокость», – обратился он к Игорю Артемьеву.

Он также посетовал на пространность формулировок в квалификации преступлений. Из-за неё любая договорённость, даже словесная, приводит к уголовно наказуемым деяниям, увеличиваются сроки наказания.

Колесников также обратил внимание на то, что понятие картеля трактуется по-разному. «Когда мы говорим про сговор на торгах, организатор торгов вступает в сговор с участниками торгов. Вообще говоря, в классическом смысле это не картель, а мошенничество, – привёл он пример. – А картель – это когда люди договариваются в одной отрасли, работают на одном рынке». Делоросс также напомнил, что в Евросоюзе нет уголовного наказания за картели, а в России, несмотря на европейское континентальное право, есть. Кроме того, наибольшее количество дел о картелях возбуждается в нашей стране против субъектов МСП. В таком случае логично было бы поднять соответствующий порог ещё выше, предложил Колесников.

Но самое худшее – что Россия следует сразу двум нормативам, полагает он: «Мы пытаемся полностью следовать и европейскому континентальному праву, и американскому. В итоге у нас суммируются наказания. Мы получаем с вами 178-ю статью, мы садимся в тюрьмы, мы платим 15% оборотного штрафа. Плюс мы ещё получаем коллективные иски по американской модели. В Америке хотя бы нет оборотных штрафов. Получается, что мы за одно нарушение фактически трижды получаем наказание».

Предприниматели также считают излишним такое наказание, как конфискация имущества. «Мы готовы платить штрафы, мы готовы доказывать свою невиновность, но конфискация – чрезмерная вещь», – заявил Колесников. Его недоумение вызывает также привлечение мажоритарных акционеров компании за деяния, совершённые её сотрудниками.

Глава комитета по антимонопольному регулированию привёл статистику, согласно которой с 2014 по 2017 год количество оправданий предпринимателей в судах снизилось с 0,63% до 0,36%. «Это означает, что раньше 6 оправдывали из 1 тыс., а теперь – 3. Это, к сожалению, показывает, что наше правосудие очень сильно зависит от мнения федеральных органов исполнительной власти. Поэтому если вы, Игорь Юрьевич, скажете, что человек виноват, обычно суд с вами не спорит, – обратился он к Артемьеву. – При таком правоприменении уголовные статьи кажутся фактически приговором. Вот это проблема».

Комментируя выступление Колесникова, Алексей Репик отметил, что в новой реальности совсем по-другому надо воспринимать и дефиницию рынка, и дефиницию товара. «Если я, например, покупаю авиабилет через платформу, я думаю, что покупаю его у авиакомпании, а на самом деле я его покупаю, может быть, у огромного числа посредников, и какие внутри этих платформ находятся связки, совершенно не ясно. Или можно купить диск с фильмом в магазине, а можно скачать фильм в Интернете или посмотреть там же не скачивая. Фильм один и тот же, а рынок – один или разные? То есть в новой экономике возникает много разных трактовок. И мы хотим, чтобы они трактовались в нашу пользу, в пользу презумпции невиновности, а не в пользу презумпции виновности», – добавил лидер «Деловой России».

Он также напомнил, что специализация – основной драйвер экономики. Если компания делает всё сама от начала до конца, она неэффективна. Чтобы этого избежать, надо развивать аутсорсинг. «Когда мы начинаем говорить о любом аутсорсинге, как строится такой разговор? Мы можем говорить: “Сейчас мы делаем всё вместе, давай разделим цепочку”. Это картель или нет? Здесь вопрос вертикальности, горизонтальности соглашений. На самом деле они элементарно мутируют из горизонтальных в вертикальные и обратно».

Алексей Репик отдельно остановился на предложениях по отмене ч. 4 ст. 10 и ч. 9 ст. 11 закона «О защите конкуренции», касающихся антимонопольного регулирования объектов интеллектуальной собственности: «Мы не видим необходимости в этих изменениях в связи с тем, что они и так регулируются Гражданским кодексом, – подчеркнул глава организации. – У нас есть ст. 10 ГК, которая может применяться судами, поэтому в этой части мы считаем, что установление в законодательстве о защите конкуренции изъятий из сферы его действия применительно к интеллектуальным правам является проявлением закреплённого в ст. 12.29 исключительно абсолютного характера. То есть монопольные права возникают у обладателей интеллектуальной собственности в силу закона, они санкционированы государством для пользы общества. Так мы это воспринимаем».

В процессе дискуссии делороссы задали Игорю Артемьеву и его заместителям ряд вопросов.

От Астраханского регионального отделения «Деловой России» в мероприятии приняла участие Ирина Писаренко. Она озвучила проблему, с которой столкнулась, как предприниматель, по вопросу проведения конкурсных процедур.