29.12.2011

Юбилейный съезд "Деловой России" с участием Владимира Путина

Выступление В.В.Путина:
...Мы Титова Бориса Юрьевича (председатель Общероссийской общественной организации «Деловая Россия») наградили медалью Столыпина – я вот что хочу сказать по поводу 10-летия, – но это, как в таких случаях говорят, в его лице награда всему сообществу. Спасибо вам большое!
Вот теперь, когда контакт установлен, перейдём к конкретной работе. Должен сказать, что действительно и я, и коллеги мои постарались сделать сегодняшнее наше общение и моё выступление не проходным. Действительно, есть вещи, на которые и вы постоянно обращаете внимание и мы стараемся продвигать и решать. Прежде всего хочу ещё раз всех вас поздравить с 10-летием «Деловой России». Действительно, вы представляете тех, кто работает главным образом в производственном бизнесе, в несырьевом секторе, основанном не на природной ренте, а на инициативе, на управленческих стратегиях, на продвижении современных товаров и услуг. В «Деловую Россию», по имеющимся у меня справкам, входят 72 региональных и 43 отраслевых объединения. Это такая серьёзная, очень серьёзная организация!
«Деловая Россия» не только консолидировала значительную часть предпринимательского сообщества, но и является непосредственным участником всех наших реформ и преобразований, которые мы проводили за последние 10 лет. «Деловая Россия» инициировала меры по снятию административных барьеров на всех уровнях, продвигала содержательные поправки в корпоративное и деловое законодательство. Хочу поблагодарить вас за такое весомое, значительное партнёрство. Поэтому медаль Столыпина – не только юбилейная медаль в связи с вашим 10-летием. Это действительно заслуженное отношение наше к вашей организации, которая вместе с нами многие вопросы продвигала и, в общем-то, небезуспешно. Напомню, что одна из конкретных совершенно, очень острых проблем – это отмена числа часов использованной мощности. Инициатива прежде всего от вас исходила, такое решение, вы знаете, принято, я ещё об этом скажу.

Отмечу, что за эти годы существенно вырос авторитет «Деловой России». Это отражает практические результаты вашей деятельности и, конечно, растущую роль производственного бизнеса в отечественной экономике, собственно говоря, об этом сегодня и будем говорить. Я рад, что у нас с вами сложился конструктивный диалог, позволяющий выходить на конкретные решения, формулировать общие для бизнеса и всего общества задачи. Мы ставим перед собой задачу и цель – вновь раскрутить механизм экономического роста как минимум до 6%, а лучше до 6–7% в год, через пять лет войти в пятёрку крупнейших экономик мира, но не только за счёт того, что эти крупнейшие экономики мира будут падать, а за счёт того, что мы с вами будем подниматься. За предстоящие 10 лет в 1,5 раза нужно увеличить такой качественный показатель, как ВВП на душу населения, – подняться с сегодняшних 20,7 тыс. долларов (в долларовом эквиваленте будем говорить) к отметке в более чем 35 тыс. долларов на человека. По итогам 2011 года рост ВВП в России должен составить 4,2%, а может, 4,5%.
Для нас очевидно – такие амбициозные задачи, которые мы перед собой ставим, можно решить только в рамках новой модели экономического роста, драйвером которой станет, должен стать не сырьевой комплекс, а мощный, высокотехнологичный, именно производственный бизнес, о чём Борис Юрьевич сейчас говорил. Чтобы изменить структуру нашей экономики, мы намерены строить новую экономику, модернизировать или вновь создать, и это тоже ваша инициатива, до 25 млн современных рабочих мест. Имеется в виду (ещё раз хочу подчеркнуть: это не эфемерная задача, это не значит, что 25 млн нам нужно вообще с нуля создать), модернизировать имеющиеся уже, а это задача вполне решаемая, я считаю. Об этом мы с вами говорили в рамках нашей прошлой встречи, я уже об этом упоминал на социальном бизнес-форуме в мае текущего года. Сегодня хотел бы от постановки целей перейти к определению направлений нашей совместной работы.
Главный вопрос – цена и источники создания этой новой экономики. По нашим расчётам, для её запуска уже к 2015 году необходимо довести уровень инвестиций в основной капитал практически до 25% ВВП, а затем и до 30% ВВП. В ближайшие три года в экономику страны должно быть вложено почти 43 трлн рублей. Чтобы оценить масштаб, могу сказать: это примерно равно объёму всего ВВП страны в прошлом году. Решаема эта задача или нет? Я думаю, что вполне решаема, потому что объём инвестиций в основной капитал, скажем, по итогам 2011 года вырастет на 6% и, таким образом, доля инвестиций в ВВП составит 20%. Ну а мы говорим: «увеличить до 25% и потом до 35%» – решаемая задача вполне, вполне решаемая. В 2012 году темпы прироста инвестиций в основной капитал тоже должны прирасти более чем 2,1 раза, это по расчётам Минэкономразвития.
Где можно найти всё-таки такие гигантские средства? Они очень большие. Наращивать дальше объём инвестиций только за счёт бюджета, только за счёт госсектора и только за счёт инфраструктурных монополий, конечно, мы не сможем. Разумная планка здесь практически достигнута, иначе мы рискуем ослабить макроэкономическую и бюджетную устойчивость. Ну понятно – да? – чем больше будем вкладывать из бюджета, тем меньше будет возможностей для решения других задач, в том числе и социального характера. Доля госсектора в общем объёме инвестиций сейчас составляет около 40% и из них бюджетные – 19,4%. Нужно также понимать, что рост бюджетных расходов влечёт за собой и повышение налоговой нагрузки. А откуда деньги-то взять? А неконтролируемое раздувание инвестпрограмм инфраструктурных монополий чревато увеличением тарифов и падением эффективности. Это тоже всем понятно: как только мы упираемся в то, что… допустим, РАО «РЖД» говорит нам: нужно строить то, нужно строить это. Если денег из бюджета не даём, тогда что? Рост тарифов – вот и всё. А это что? Это значит подавление экономического роста и развития. И, конечно, на это неконтролируемое раздувание и налогов (я ещё об этом поговорю), и тарифов инфраструктурных монополий (мне не хочется называть их естественными) мы, конечно, пойти не можем.
Кроме того, объективно ограничен и резерв притока иностранных инвестиций, я сейчас об этом скажу. Но и понятно почему. Там сжатие рынков происходит, мы же видим: по всей Европе, в еврозоне, да и в Штатах тоже. В Штатах, правда, получше сейчас немножко становится, слава Богу.
Да, Россия при всех проблемах – очень привлекательная для долгосрочного вложения средств страна. Мы много говорим о наших проблемах с точки зрения инвестклимата, о привлекательности или об отсутствии таковой. Но она привлекательная у нас страна. Привлекательная – это очевидный факт! И об этом говорят и зарубежные эксперты. По результатам исследования конференции ООН по торговле и развитию, проведенного в 2010 году, Россия входит в пятёрку стран, наиболее привлекательных для прямых иностранных инвестиций – наряду с Китаем, Индией, Бразилией и Соединёнными Штатами. Это данные ООН. В 2010 году по объёму прямых иностранных инвестиций Россия заняла восьмое место в мире. Но рынок глобальных капиталов, как я уже сказал, на наших глазах серьёзно сжался, и ситуация в Европе, в Штатах, в целом в мировой экономике, мягко говоря, далеко не идеальная.
Совершенно очевидно, что нам необходимо запустить наш собственный, внутренний инвестиционный мотор, поддержать именно производственный бизнес, создать такие условия, чтобы вкладываться в отечественную экономику и промышленность было выгодно. Если говорить о внешнем контуре, о макроэкономике, то мы будем и дальше делать всё необходимое для обеспечения стабильного курса рубля и низкой инфляции, что чрезвычайно важно для производственного бизнеса. Поддерживать будем жёсткую бюджетную дисциплину и гарантировать безусловную свободу движения капиталов. Кстати говоря, и вы тоже об этом знаете, инфляция по итогам года составит немногим более 6% – это исторический минимум. Я хочу обратить ваше внимание на то, что, скажем, в такой развитой рыночной экономике, как британская, в этом году намечается 5%. Понимаете, мы с вами вплотную приблизились уже вот к этой зоне. На 12 декабря накопленная инфляция составляет у нас 5,9%. Конечно, особо большие расходы бюджета в декабре наверняка её подтащат наверх – будет 6% с небольшим, 6,2%, может быть, 6,3%.
Следующий ключевой вопрос – это уровень налоговой нагрузки. Знаю, что тема горячая, и потому хотел бы остановиться на ней поподробнее. Наша фискальная система, как говорят в народе, заточена на пополнение бюджета. Собственно говоря, это во всех бюджетах, во всех странах так. При этом почти половина поступлений формируется за счёт нефтегазовых доходов. Тоже ничего нового вам здесь не сказал: 49,2% будет в этом году примерно. Кстати говоря, мы предполагаем, и это заложено в расчёты Правительства и при расчётах бюджета это учитывается. Что учитывается? Что объём нефтегазовых доходов в структуре доходов государства, Правительства будет снижаться. В 2014 году предусмотрено снижение данных показателей до 43,5%. Сейчас у нас 49,2%, а мы планируем и бюджет из этого рассчитываем: к 2014 году доля нефтегазовых доходов снизится с 49,2 до 43,5%.
Безусловно, такая ситуация, как сегодня, таит значительные риски для экономики, для выполнения наших социальных обязательств, и одна из задач новой экономики как раз и заключается в том, чтобы ликвидировать эти риски, изменить структуру национальной экономики. Для укрепления и наращивания промышленного потенциала страны налоговая система должна стимулировать инвестиции, прежде всего, конечно, в производственный сектор. У несырьевого бизнеса должно быть больше средств и резервов для развития.
Считаю, что нужно внимательно проанализировать ситуацию по конкретным отраслям, сделать расчёты, чтобы ликвидировать существующие сегодня значительные дифференциации налоговой нагрузки между секторами экономики. Подчеркну: это вовсе не означает, что всех нужно подстричь под одну гребёнку. Но и сейчас для меня самого, когда я готовился к нашей встрече, было неожиданным (с вами тоже поделюсь этой информацией)… Надо отметить, что налоговая нагрузка распространяется неравномерно, даже в производственном секторе, в производственных отраслях. Например, по виду деятельности: по производству машин и оборудования налоговая нагрузка составляет 11,1%, по строительству – 11,3%, а по металлургии – 3,3%, по производству кокса и нефтепродуктов – 5%. Понятно: даже в рамках производственного сектора металлургия у нас явно выбивается в лидеры по минимальности налога.
В целом очевидно, что стране сегодня необходим решительный налоговый манёвр. Нужна современная структура налоговой системы. Следует подумать об оптимизации тех налогов, от которых в первую очередь зависит качественный экономический рост. Деньги и инвестиции всегда идут туда, где выгодно, где высокая норма прибыли. Сейчас это сырьевой сектор – очевидный факт. И мы палкой, с помощью правоохранительных органов, туда деньги не загоним, в другие секторы экономики. Мы должны развернуть эти потоки в сферу высокотехнологичного и производственного бизнеса, это принципиальное условие создания и развития новой экономики в нашей стране, иначе мы рискуем и дальше сохранять ущербный характер экономики с преобладающим сырьевым сектором. Я прошу Минэкономразвития, Минфин совместно с другими ведомствами просчитать параметры такого манёвра и предложить конкретные шаги по перенастройке фискальной политики на решение задач индустриального развития страны. Это очень тонкая, важная задача, и здесь нужно действовать крайне аккуратно, потому что любой неверный шаг вызовет цепочку негативных последствий, но делать это, безусловно, нужно. В том числе нужно это делать и с учётом вступления России во Всемирную торговую организацию, а также перспективных интеграционных проектов – это единое экономическое пространство и Евразийский союз как следующий шаг.
Продвигая логику интеграции, мы создаём большой, ёмкий рынок, но важно, чтобы на этом рынке Россия была конкурентоспособна. Это касается и нашего бизнеса, и условий для его ведения – налоговых систем, административных процедур, качества самих государственных институтов. К сожалению, мы пока нашим партнёрам, даже по Таможенному союзу, по единому экономическому пространству, которое запускается у нас с января следующего года, к сожалению, пока проигрываем, в том числе, например, Казахстану. Я сейчас даже не хочу перечислять, в чём мы проигрываем, – неприятно, но факт: по налогу, уровню налогообложения, некоторым другим параметрам. И, безусловно, мы должны будем принимать какие-то решения, даже несмотря на то, что это будет вызывать какую-то тревогу со стороны Минфина по поводу наполнения бюджета. Но что делать? В этом и плюс интеграционных процессов, потому что российская экономика, фискальная система, наши административные процедуры должны быть конкурентоспособными даже в этом небольшом количестве участников интеграции – Россия, Белоруссия, Казахстан.
Я подчеркну: мы будем делать всё, чтобы могли развивать свои предприятия и завоёвывать новые рынки наши бизнесы, наши предприниматели. Но и бизнес должен понимать свою ответственность перед страной, не прятать деньги и активы в офшорах, я об этом говорил (вчера это было или позавчера, я уже сбился там с датами), когда обсуждали проблемы энергетики. И, конечно, недопустимо любыми средствами уходить от налогов.
Сегодня офшорное наследие становится реальной преградой для формирования нормального делового климата в стране, снижает уровень доверия к экономике нашей страны как со стороны нашего предпринимательского сообщества, так и со стороны наших иностранных партнёров и инвесторов. И здесь необходимы соответствующие корректировки на законодательном уровне. Я хочу сразу сказать, уважаемые дамы и господа: я не против офшоров вообще. Это нормальная в принципе, иногда экономически целесообразная форма ведения хозяйства, но когда у нас за офшором вообще ничего не видно, не видно конечного бенефициара совсем, нам невозможно даже принимать решения по некоторым ключевым вопросам. И инвесторы, в том числе иностранные инвесторы (мне стыдно об этом говорить, но приходится) мне прямо говорят: «Слушайте, мы бы пришли в эту отрасль, пришли бы в это предприятие, – мы даже не понимаем, кто конечный бенефициар, мы не пойдём туда». Слушайте, ну это избыточное, мягко говоря, избыточное применение офшорной практики!
И потом, нам нужно сюда заводить наши активы. Чего бояться-то? Нам нужно вместе с вами совершенствовать налоговую систему, я как раз об этом и говорил, и нужно вместе подумать. Мы не против, мы за – нужно вместе подумать о защите права собственности – это правда, я ещё об этом скажу, у меня и в тексте это есть, это точно. Мы же не собираемся делать это в одностороннем порядке, мы же с вами вместе работаем. И все законопроекты, которые в последнее время принимались, они не принимались без участия предпринимательского сообщества. Не принимались! Давайте вместе будем это делать. Но это нужно делать публично и прозрачно, понимаете? С тем, чтобы общество знало, какие решения в этой сфере принимаются и почему. И чтобы не было отторжения общественности и общества от того, что происходит в предпринимательской среде, чтобы людям было понятно и ясно, почему принимаются те или другие законы. Не для того чтобы кто-то карманы себе набил, а чтобы создавались новые рабочие места, чтобы это были высокотехнологичные рабочие места. И тогда нас люди будут с вами поддерживать, и тогда не нужно будет по «офшоркам» ничего прятать. Да, надо будет платить налоги. Слушайте, а вот сейчас там что в Лондоне происходит? Я когда-то говорил: замучаетесь пыль глотать, по судам будете ходить. Вот, пожалуйста, глотают уже там. Говорил же, предупреждал! А там ещё, вы же знаете, что такое судебная система в некоторых странах, Великобритании – они ещё там состригут столько, что мало не покажется, больше, чем наши налоги. Правда, посмотрите, какие там доходы судов. Правда-правда! Кстати, это существенная статья доходной части бюджета Великобритании – поступление в судебную систему. Там реально большие деньги снимают.
Каждый, кто делает бизнес в России, должен быть уверен в том, что право частной собственности, я уже об этом сказал, должно быть надёжно защищено. Давайте подумаем, если есть необходимость, над этим – над укреплением этого института. И конечно, продолжим укрепление и развитие судебной системы страны, включая создание эффективных механизмов разрешения корпоративных споров, пресечения рейдерских схем. До сих пор это нас беспокоит и вызывает серьёзные нарекания, справедливые нарекания бизнес-сообщества. Главное – в основе нашей налоговой, судебной системы, работы правоохранительных органов должны лежать справедливость и объективность. Вот что главное!
Уважаемые коллеги! Дорогие друзья!
У нас в России много по-настоящему талантливых энергичных людей, способных создать эффективные, процветающие предприятия. Именно на таких людей мы намерены делать ставку. Убеждён, стране сегодня как никогда нужны экономическая свобода и предпринимательская активность. Нужно признать, у нас по-прежнему фактически существуют две экономики. Первая представляет собой сырьевой комплекс, инфраструктурные компании. Здесь природная рента, доступ к госфинансированию, возможности для долгосрочного планирования и при этом лишь 5,5% занятых в экономике. В этом секторе только 5,5% занятых! В секторе добычи полезных ископаемых занято около 1,5%, производства и распределения электроэнергии, газа, воды – около 4%. Всё! Все остальные работают в производственном секторе.
Вторая экономика – это несырьевой сектор, где в основном и сосредоточен малый и средний бизнес, который в наименьшей степени завязан на бюджет и госзаказ. Здесь основные рабочие места, потенциал для развития и диверсификации национальной экономической базы. Однако именно несырьевой сектор в полной мере сталкивается с такими барьерами, как неэффективность административных процедур, нехватка кредитных ресурсов, инфраструктурные ограничения, избыточное вмешательство контролирующих и проверяющих организаций. В интересах страны – ликвидировать эту несправедливость и эти перекосы, убрать всё то, что мешает становлению нашей новой экономики.
Я несколько слов скажу о кредитовании. Что сегодня получается? Средства для развития у среднего бизнеса явно недостаточны, банки выдают кредиты под высокий процент, а их размер ограничен залогом в виде активов заёмщика. Их стоимость невелика, особенно у только встающей на ноги компании, а системой госгарантий – опять же из-за высокой планки залогового обеспечения и громоздкой процедуры предоставления – предприятия воспользоваться, как правило, не могут, пользуются, во всяком случае, немногие. Необходимо создать реально, подчеркну – реально действующий механизм предоставления государственных гарантий, сделать их доступным инструментом для среднего бизнеса. Следует принять системное, не привязанное к конкретной отрасли решение.
И здесь, конечно, у нас есть определённые ограничения. Я понимаю Министерство финансов, понимаю Центральный банк, логика есть, безусловно, это не связано с кадровыми перестановками в Минфине, уверяю вас, это связано с системным подходом фискального ведомства – вообще все министерства финансов, по-моему, так себя ведут. Есть ограничения, но вопрос этот нужно тем не менее решать. Мы, конечно, не будем этого делать, как в так называемых развитых экономиках, где бездумно шлёпают банкноты и всё. Мы так не можем поступить просто в силу того, что у нас с вами не резервная валюта, мы просто не в состоянии это сделать. Может быть, и сделали бы, но не можем. Если будем делать – мы загубим экономику, но совершенно очевидно, что механизм госгарантий должен работать более эффективно и здесь нужны какие-то более смелые шаги.
Далее. Мы должны создать такие условия, чтобы успеха в бизнесе достичь мог не тот, у кого больше административный ресурс или шире личные связи, а тот, кто выпускает качественный, отвечающий мировым стандартам, действительно лучший на рынке продукт. Нужна более эффективная антимонопольная политика и продолжение линии на развитие реальной конкурентной среды. Соответствующая планка должна быть поставлена и перед компаниями с госучастием, в том числе когда речь идёт о выборе поставщиков. Ни для кого не секрет, что сегодня у каждой госкомпании существуют собственные, и при этом, к сожалению, часто довольно мутные и малопонятные требования к поставщикам оборудования, материалов, других продуктов и услуг. В результате госкомпании обрастают своими так называемыми карманными фирмочками и фирмами, поставляющими товар, произведённый зачастую даже по устаревшим технологиям, да ещё и по завышенным, явно не рыночным ценам. Кстати говоря, вы смеялись насчёт офшоров, а вот госкомпании (то, о чём я говорил в отношении электроэнергетики) пользуются этими инструментами: семейные фирмы вокруг себя создают и через офшор прогоняют вот эти деньги, полученные от вас. Но мы не можем сделать правило одно для вас, второе для них… – у нас должны быть единообразно понимаемые, универсальные правила работы. А страдает-то от этого, прежде всего, экономика, представленная в реальном секторе. Для того чтобы от этого уйти, чтобы с этой нетерпимой ситуацией последовательно бороться, мы, вы знаете, целый пакет поручений сформулировали, который на недавнем заседании Правительственной комиссии по энергетике был представлен. Детальное разбирательство с учётом правоохранительных органов, Росфинмониторинга, других ведомств будет проведено по всем стратегическим отраслям экономики. По всем. Мы начали с электроэнергетики. Я вам скажу честно, я даже не ожидал этого, просто не доходят даже такие вещи. Когда Министерство энергетики представило эти материалы, для меня стало понятно, что надо внимательно посмотреть и по другим отраслям, в том числе и по финансовым учреждениям, и мы это сделаем обязательно.
В то же время уже я слышу голоса по поводу того, что такие шаги якобы будут ухудшать инвестклимат, будут отпугивать бизнес. Думаю, что совсем наоборот. Ничего подобного. Убеждён, это позволит, наконец, честному предпринимателю, десяткам и сотням нормальных компаний вдохнуть полной грудью и с облегчением, потому что невозможно работать в условиях, когда всё связано между собой в этих госкомпаниях или компаниях с госучастием, когда все двери закрыты и на каждом шагу требуют откаты, а на тендерах обходят фирмы, у которых из всех активов за душой только один – влиятельное покровительство. Я прошу Минэкономразвития, Агентство стратегических инициатив разработать ясные и прозрачные механизмы заключения долгосрочных контрактов структур с госучастием с компаниями, представляющими реальный сектор экономики, в том числе и средний бизнес. Свои предложения прошу представить на ближайшем наблюдательном совете Агентства по стратегическим инициативам в начале будущего года.
Следующая острая тема – это подключение к энергосетям и получение энергии по обоснованным, доступным ценам. Вы знаете, мы в последнее время (я лично этим занимаюсь) занимаемся этим практически по всем направлениям: нужно навести порядок в сбытовом секторе. Все эти вопросы «Деловая Россия» ставила в ходе всех наших встреч. Собственно говоря, вы и были одним из инициаторов, кто подтолкнул Правительство и меня в том числе на то, чтобы обратить внимание на эту проблему. Но и, конечно, в поездках по стране… Действительно, куда ни приедешь, все только об этом и говорят.
Мы отменили, как вы знаете, штрафы за недобор электроэнергии. Теперь потребители при заключении соответствующих договоров с поставщиками электроэнергии будут платить по фактическим показателям счётчика. Такое понятие, как «число часов использования мощности» – так называемое ЧЧИМ, отменяется. Постановление Правительства уже принято 4 ноября текущего года.
Далее. Мы постарались снизить и стоимость технологического присоединения к энергомощности, хотя оно у нас до сих пор является несправедливым и запредельным. Это тоже очевидный факт, и это следующий шаг, который нам нужно предпринять, и, по моему мнению, и, по мнению иностранных наших коллег и экспертов. Безусловно, у нас, по расчётам Всемирного банка, например, стоимость подключения в России – одна из самых высоких в мире. Так, для объектов малой и средней мощности (до 100 кВт) сегодня введена рассрочка по оплате подключения к электрическим сетям – это то, что сделано уже. А с текущего года в плату за присоединение запрещается включать расходы на развитие уже существующей сети. Таким образом, потребитель должен оплачивать только издержки по строительству так называемой последней мили. Но на практике, к сожалению, многое выглядит иначе.
Я тоже попросил коллег посмотреть, что по регионам происходит сейчас, – даже после принятия решения картина, мягко говоря, не очень радостная: во многих регионах размер платы за технологическое присоединение не изменился, а в некоторых даже повысился. Таким образом, бизнес справедливо указывает на то, что проблема по-прежнему далека от решения. Вот по данным ФАС, в 33 субъектах Федерации размер платы за технологическое присоединение не изменился, повышение отмечено в 16 регионах, а снижение только в 26. Безусловно, здесь нужны энергичные действия и они будут предприняты. В четырёх субъектах Федерации – Нижегородская область, Самарская область, Свердловская область, Якутия – инвестиционная составляющая до сих пор включается в плату за технологическое присоединение. Займёмся этим обязательно, прямо в ближайшее время.
Есть и встречные вопросы: энергетики жалуются, что потребители подчас заявляют мощность, а потом её не используют. Я думаю, здесь много всяких предложений, а вот то, что сразу в голову приходит, это следующее. Федеральная антимонопольная служба должна усилить контроль за правоприменительной практикой присоединения к технологическим сетям. Второе. Считаю, что Минэнерго совместно с другими министерствами и ведомствами должно ещё раз проанализировать текущую ситуацию, посмотреть, почему принятые решения не работают либо работают неэффективно, и вообще по каждому региону нужен анализ, что там происходит, нужно понять, какие дополнительные шаги следует сделать, чтобы подключение к энергосетям стало необременительным для предпринимателей, а также чтобы эффективно использовались мощности. Если необходимы изменения в нормативно-правовую базу, надо оперативно внести соответствующие изменения. И, кстати говоря, Борис Юрьевич, и от вас ждём этих предложений, пожалуйста, от вашей организации сформулируйте их. Подчеркну, все обозначенные вопросы надо снять в начале следующего года. Это вполне возможно, тем более что определённая работа уже проведена.
Ну вот чтобы с энергетикой закончить – часто ставился вопрос по газу. То же самое, вы знаете, мы приняли решение: небольшие потребители не будут платить за недобор, take-or-pay тоже отменяется, но я не мог не согласиться с «Газпромом» в том, что крупные потребители, крупные энергетические компании, крупные генерирующие мощности, станции, электростанции всё-таки должны планировать своё потребление, они могут это сделать, иначе у нас будет неразбериха в потреблении энергии, особенно это опасно в осенне-зимний период.
Одна из ключевых проблем для среднего бизнеса – это доступ к квалифицированным кадрам. Я считаю, что предприниматели должны активно включиться в работу по формированию профессиональных и образовательных стандартов в нашей стране, делать это в тесном контакте с учебными заведениями, учреждениями и региональными и муниципальными властями. Буквально послезавтра (23 декабря) мы проведём совещание, посвящённое подготовке рабочих кадров, и представители «Деловой России», а также ваши коллеги из РСПП, «Опоры России» в нём будут принимать участие. Рассчитываю, что мы выйдем на конкретные, системные решения. Хотелось бы и в этой части услышать от вас предложения.
И ещё одна тема, на которую также хотел бы обратить внимание. Для успешного строительства новой экономики необходимы не только системные, базовые условия для развития промышленности в России, но и формирование отдельных площадок, точек опережающего индустриального роста. Хотя и здесь тоже есть разные мнения. Говорят, нужно создавать просто общие условия хорошие, и этого будет достаточно для системного роста, без создания преференций по каким-то отдельным направлениям и отраслям. Но всё-таки практика многих стран мира показывает, что внимание к наиболее стратегическим направлениям, внимание со стороны государства часто себя оправдывает. Речь здесь идёт о создании мощных территориально-производственных комплексов, которые дадут импульс и должны, безусловно, дать импульс развитию целых регионов и отраслей экономики, откроют путь к формированию десятков тысяч новых рабочих мест, создадут стимулы для смежных отраслей. Сегодня, как мне известно, подписывается соглашение между «Деловой Россией», Минэкономразвития, Внешэкономбанком и Агентством стратегических инициатив о начале совместной работы по созданию таких промышленно-технологических кластеров. Здесь важно сформулировать чёткие критерии отбора и определить эффективные принципы и механизмы содействия таким комплексным проектам, увязать их с планами развития территорий, отдельных отраслей, опорной инфраструктуры, подтянуть возможности институтов развития, крупных банков, особых экономических зон, ведущих научно-образовательных центров. И, конечно, нужно грамотно выстроить систему стратегического управления промышленным развитием и созданием территориальных индустриальных кластеров.
Уважаемые коллеги!
Мы уже немало сделали для того, чтобы снизить административное давление на представителей бизнеса, на бизнес вообще, устранили часть барьеров и преград. Введён уведомительный порядок регистрации по многим видам бизнеса, сокращено более чем на четверть количество проверок, упрощены таможенные процедуры и процедуры в строительной отрасли. Но по многим критериям инвестклимата мы по-прежнему серьёзно уступаем развитым рыночным экономикам, а по некоторым находимся, безусловно, в хвосте глобальных рейтингов – и я к ним отношусь очень скептически, но всё-таки они часто отражают реалии. Чтобы нормально развиваться, нам уже недостаточно точечных решений, нужен кардинальный прорыв, я хочу это подчеркнуть: нам нужен с вами в целом кардинальный прорыв по всем составляющим национального инвестиционного климата. Вы знаете, что началось внедрение стандарта создания инвестклимата в регионах. Это совместная работа «Деловой России» и Агентства стратегических инициатив, которая позволит распространить опыт лучших регионов по поддержке бизнеса и, что немаловажно, по достоинству оценить работу региональных управленческих команд и их руководителей. Это действительно может иметь серьёзные практические последствия. В некоторых регионах, мы их знаем с вами, нет ничего – никакого газа, ни золота, ни металлов, а экономический рост очень значительный, я бы сказал: выдающийся просто.
Сегодня предлагаю сделать ещё один шаг – сформулировать и реализовать своего рода национальную предпринимательскую инициативу, цель которой – формирование в полном смысле конкурентоспособных условий для ведения бизнеса в регионах России, в России в целом. Вы хорошо знаете, что инвестиционный климат – это не абстрактное понятие, он складывается из вполне понятных и осязаемых вещей: это налоговая и судебная системы, уровень конкуренции и коррупционного давления на бизнес, качество административных процедур и внятная тарифная политика, доступ к инфраструктуре и кредитам, профессиональное образование и квалификация рабочей силы. И вот по всем этим направлениям нужно разработать и сделать всё для того, чтобы реализовать, конечно, так называемые дорожные карты, которые будут содержать конкретные, практические шаги, нацеленные на улучшение деловой среды. Если мы примем в региональном разрезе такие программы и будем их последовательно реализовывать, мы без всяких революций спокойно, но уверенно будем менять облик страны и наш инвестклимат. Считаю, что такую работу должно провести и Агентство стратегических инициатив, и «Деловая Россия» совместно, конечно, с правительственными структурами, прежде всего с Минэкономразвития, другими министерствами и ведомствами, ведущими предпринимательскими объединениями. Причём будет правильно наметить вполне чёткую цель – в ближайшие 10 лет войти в число ведущих стран мира с наилучшими условиями для ведения предпринимательской деятельности. Это непростая задача, очень непростая, потому что достаточно трудно искоренить и истребить коррупцию. Коррупция ведь – часть культуры, к сожалению, или отсутствие таковой. Нужно поменять менталитет чиновников. Можно что-то сломать, кинуть, взять, перенести, а менталитет изменить – самая сложная вещь. Сломать косность, инертность государственной машины – это требует времени и системных усилий. Во-первых, мы уже не раз доказывали, что можем добиваться решения самых серьёзных задач. Во-вторых, и на государственную службу, и в бизнес должны прийти, и уже сейчас приходят новые люди, люди нового поколения, которым тесно работать в старых рамках, стыдно играть по прежним правилам, которые реально хотят преобразовать страну. Это тоже фактор, который будет сказываться положительным образом, и мы должны это использовать. И, наконец, третье: если мы хотим, чтобы Россия была успешной и процветающей, у нас другого выбора нет, мы должны быть сильными и конкурентоспособными во всём.
Что хотел бы сказать в заключение? Мы считаем предпринимательское сообщество, предпринимателей нашими союзниками и партнёрами. Общая задача – изменить страну. Мы рассчитываем на тесное, открытое взаимодействие со всеми, кто готов вести честный бизнес в стране, и готовы вам помогать. Мы хотим, чтобы вы были успешными. Нам необходим и ваш опыт, ваше понимание реальных проблем. Убеждён, что представители среднего бизнеса должны шире привлекаться и к работе в исполнительных органах власти, и к законодательной власти. В этой связи отмечу, что через механизмы «Народного фронта» члены «Деловой России» и других предпринимательских объединений выбраны в Государственную Думу. Надеюсь, они там будут работать эффективно. Рассчитываю, что те из вас, кто уже пришёл или придёт в органы власти самых разных уровней, будет не личные интересы продвигать, отстаивать, а помогать менять деловой климат в стране, облик городов, посёлков, целых регионов страны. Вообще, люди, которые приходят во власть, приходят туда для того, чтобы помочь другим. Вы обладаете необходимым потенциалом, возможностями, амбициями, готовы к постоянному развитию, к расширению пространства для деятельности, приложения своих способностей и сил, движения вперёд. Уверен, вместе мы устраним любые барьеры и преграды на нашем пути, вместе добьёмся больших, хороших результатов и готовы, и решим самые сложные задачи. Спасибо вам большое за внимание.
Высказывания и комментарии В.В.Путина в ходе работы съезда
О налогах
А.С.Галушка (президент Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»): …А вот это микроэкономический метод оценки налоговой нагрузки.
В.В.Путин: Вы тогда должны объяснить, что это такое.
А.С.Галушка: Это когда мы оцениваем не к ВВП, а к прибыли, сколько из прибыли приходится предприятию отдать, сколько из своей реальной прибыли, которую он заработает. И мы видим, что в этом случае в России мы отдаём примерно столько же, как в Германии и в США, если оценивать не к ВВП… Это другой метод, и он для своих целей даёт другой результат, как бы с позиции конкретной компании смотрит на налоговую нагрузку, а не с позиций макро: вот какая у нас в ВВП доля налогов. И то решение, о котором Вы сказали, как решить эту проблему, как снизить налоговую нагрузку…
В.В.Путин: Сразу могу сказать – надо подумать, с голоса мне трудно понять. Это спорная точка зрения, но подумать можно.
А.С.Галушка: Владимир Владимирович, подробно всё представим. Смысл в том, что берём все налоги, и как они соотносятся к прибыли, сколько своей прибыли компания отдаёт.
В.В.Путин: Я не говорю, что мы не обратим на это внимания, просто с голоса это трудно понять.
А.С.Галушка: Да, но это оценка Мирового банка, и как раз хорошо, что она ещё сопоставима по 183 странам, включая Россию. Я сейчас о налоговом администрировании скажу обязательно.
Э.С.Набиуллина: Там не только процент изъятия, но и административная нагрузка по плате налогов рассчитывается.
А.С.Галушка: Да, совершенно верно, вот я сейчас об этом дальше скажу. И то решение, о котором Вы сейчас сказали, решительный налоговый манёвр, на наш взгляд, практически мог бы быть реализован в том смысле, что разные налоги по-разному влияют на экономическую активность и налоги на заработную плату, на добавленную стоимость, на прибыль в гораздо большей степени подавляют эту экономическую активность, чем налоги на природные ресурсы, избыточную недвижимость, предметы роскоши, сверхпотребление, потребление вредных продуктов. И мы можем сместить акценты в правую сторону и за счёт этого снизить налоговую нагрузку на заработную плату, прибыль, добавленную стоимость.
В.В.Путин: Я же ведь не случайно это всё сказал, я тоже считаю, что так нужно делать, но это подлежит счёту, потому что все вещи, которые вы перечислили, они дают разные доходы бюджету. Налог на роскошь – это, скорее всего, мера социально-политического характера, социальной справедливости что ли, а сколько он даст нам в бюджет? А сколько нам даст снижение, скажем, по налогу на прибыль, сколько будет выпадающих? Вот налог на прибыль (кстати, для всех собравшихся могу сказать: почти все бюджеты регионов будут свёрстаны в этом году с профицитом и главным образом за счёт роста налога на прибыль) растёт, и его платят, это я просто для справки.
А.С.Галушка: Владимир Владимирович, мы очень признательны Вам за то поручение, вовлечение в нашу работу. У нас уже готовы эти расчёты, и мы хотели бы отдельно в деталях это обсудить.
В.В.Путин: Давайте, с удовольствием. Понимаете, если мы с вами сядем, вы дадите расчёты, я поручу это Минфину, Минэкономразвития. Мы в этом заинтересованы, чтобы мы могли посмотреть это действительно в таком профессиональном ключе. Я ведь не случайно это сказал, мы хотим это сделать, я лично хочу это сделать – сделать другие, ещё дополнительные шаги по перенастройке этой системы. Но когда я выступал, это тоже сказал, что здесь каждый шаг будет иметь последствия, это очень чувствительная сфера, каждый шаг. Мы хотим это сделать и, безусловно, будем туда идти, я же не случайно об этом сказал, но крайне важно всё посчитать: если что-то нужно сократить, то нужно понять, где мы и за счёт чего получим. Вот всё время говорят: давайте снизим страховые платежи. А за счёт чего мы покроем выпадающие? За счёт акцизов – вот все привязались к этим акцизам! Ну мы тогда водку в пять раз увеличим сразу, понимаете? Ну это невозможно просто. Или на сигареты стоимость вырастет в десять раз. Но это невозможно! «Нет, возможно, меньше пить будут». Да не будут меньше пить, будут больше самогона варить и денатуратом травиться, вот к чему это приведёт. Поэтому это такая тонкая сфера, понимаете, мы с вами вместе должны реально всё это просчитать и слышать друг друга.
А.С.Галушка: Владимир Владимирович, мы в этой связи постарались подготовить очень точечные, выверенные расчёты с учётом международных прецедентов, опросов населения и хотели бы их с удовольствием представить, если бы у Вас нашлась возможность прямо отдельно этому посвятить какое-то время.
В.В.Путин: Давайте-давайте, с удовольствием, потому что это, действительно, важнейшее наше с вами направление совместной работы, нужно посмотреть.
Ничего, что мы так? У нас же не доклад, у нас встреча.
А.С.Галушка: Но, конечно, бросается в глаза налог на имущество физических лиц, это вся наша Рублёвка, и такие же Рублёвки вокруг миллионников. 16 млрд рублей объём сбора за год, а затраты на администрирование больше, чем объём сбора!
В.В.Путин: Я не понял, вы за повышение или за сохранение?
А.С.Галушка: За повышение, но за снижение других налогов. То есть пусть выгоднее будет вложить в производство, чем в очередной особняк. Но всё нужно очень точно просчитать.
В.В.Путин: Вы думаете, что я такой горячий сторонник того, чтобы кто-то вкладывал деньги в очередные особняки? Я же уже говорил об этом, не помню где, но я везде уже об этом говорил: у нас поступления от НДФЛ в этом году (или в прошлом) были равны всем доходам бюджета Российской Федерации в 2000 году. Вы представляете? Просто начали платить все. Как только мы начнём… Это можно сделать, надо подумать, но нам нужно только администрирование наладить. Вот вы говорите о плате социальных взносов и что там частично будут в конвертах и так далее. А если НДФЛ увеличить? Понимаете, дело в чём? Дело в том, что я пришёл в одну клинику, (я уже рассказывал об этом), сидит врач, хирург. Для меня это какая-то фантастика, я привык с авторучкой, немножко с компьютером, а такие вещи редко вижу, на меня это произвело очень сильное впечатление. Вот он сидит в одном месте, а пациент лежит в другом, он что-то манипулирует, а там манипулятор делает операцию. Он получает 300 тыс. рублей, до 500 тыс. рублей получает. Ну если мы с вами 40% вдуем ему налогов? У нас и так утечка мозгов происходит, у нас не будет тогда таких специалистов, понимаете?
А.С.Галушка: Ни в коем случае!
В.В.Путин: И некому будет делать таких операций. Я вот о чём говорю! И здесь нужно всё внимательно посчитать просто. Налог на роскошь – да: построил особняк – заплати. Получил реальные деньги… Ведь одно дело – НДФЛ, по сути, на зарплату налог, на реальный доход. У тебя на счетах компании лежит, ты НДФЛ не платишь, ты пускаешь это в развитие. Захотел снять деньги, в карман положить, начать потреблять, «бьюики» покупать, на Рублёвке дома новые строить – заплати. Вот в этом есть справедливость какая-то, мне кажется. Но тем не менее мы готовы посмотреть и на НДФЛ, готовы.
А.С.Галушка: Нет, Владимир Владимирович, мы вас просим на НДФЛ не смотреть, не надо, пожалуйста.
В.В.Путин: Тогда я вас не понимаю.
А.С.Галушка: А вот налог на имущество физических лиц, не на доходы физических лиц, а на имущество…
В.В.Путин: Ну тогда наша точка зрения совпадает.
А.С.Галушка: Совпадает полностью. На имущество физических лиц, которое всего 16 млрд рублей, это приблизительно равно нулю.
В.В.Путин: Я понял, да. Тогда у нас одна позиция.
* * *
Об упрощении налоговой отчетности

А.Галушка:  Корпоративный центр «РУСАЛа» рассчитал, что каждый 14 работающий в России – бухгалтер. Это пять миллионов человек. Представляете какую армию бухгалтеров мы содержим? Если взять среднюю зарплату с начислениями – 32 тысячи рублей, то выходит, что бизнес тратит на ведение бухгалтерии - 2 триллиона рублей в год. Если сопоставить эту цифру с доходами государства по налогу на прибыль, или от ввозных пошлин, то это фактически отдельный налог для бизнеса. Даже если просто в два раза улучшить администрирование, то мы сэкономим бизнесу триллион рублей.
В. Путин: Согласен.
А.Галушка: Отрадно, что и Минэкономразвития и ФНС нас слышат. Сейчас мы с главой ФНС Мишустиным сделали совместную рабочую группу, которая в деталях прорабатывает этот процесс. Речь идет о трех ключевых вещах: максимально упростить и снизить объем налоговой отчетности, ликвидировать как отдельную сущность налоговый учет и максимально распространить электронный документооборот.
В. Путин: О ликвидации отдельного налогового учета можно поподробней…
А.Галушка: Сейчас в России бухгалтерский и налоговый учет существуют параллельно. Получается, что одна и та же работа делается два раза. Сейчас мы с ФНС конкретно прорабатываем этот вопрос, чтобы выйти на конкретные практические решения.
В.Путин: А как к этому относится Налоговая служба?
Д.Егоров (заместитель руководителя Федеральной налоговой службы): Проблема заключается в том, что у нас непрозрачны 313 и 314 статьи Налогового кодекса, и поэтому у нас запаралеллены учеты налоговый и бухгалтерский. Налоговые службы вынуждены, чтобы выявить финансовые показатели налогового учета разворачивать и рассчитывать. В странах Европы такого нет, когда там налоговая приходит она уже знает, что бухгалтерский учет уже проверен аудиторами и т.д. и ей остается проверить только отклонения. И это гораздо удобнее, чем проверять два отдельных учета. Если у  нас будет прозрачный бухгалтерский учет и учет отклонений, то нам не нужна такая глубокая налоговая отчетность.
В. Путин: Давайте это сделаем. Что для этого нужно?
Д.Егоров: Для этого нам нужны поправки в налоговый кодекс. И определиться ч тем, что основным является бухгалтерский учет.
В.Путин: Давайте так и сделаем. Кто мешает?

***
О предложении создать Агентство защиты прав потребителя на рынке финансовых услуг
В.В.Путин: На самом деле права заёмщиков никто не защищает, это правда. И там у нас при всём уважении к нашим финансовым учреждениям очень часто творится произвол. Особенно чуть-чуть в сторону от Москвы – и там точно произвол. Это точно, поэтому давайте подумаем – так, чтобы хуже только не сделать.
* * *
О таможне
В.В.Путин: Что касается таможни. Есть идея, я просил коллег над этим подумать: при таможенном оформлении экспорта несырьевых товаров обнулить таможенные сборы. Их надо упрощать, отменить совсем нельзя.
По поводу процедур: нам нужно здесь не жадничать – нужно внедрять новую электронную технику на постах, с тем чтобы там человеческий фактор был минимизирован, сведён к нулю.
Реплика: В Минэкономразвития направлен целый комплекс предложений как раз по таможне.
В.В.Путин: Есть такие предложения?
Э.С.Набиуллина: Да, есть.
В.В.Путин: Значит, рассмотрим обязательно. Там, конечно, очень многое нужно сделать. Безусловно!.. Нужны системные решения, я согласен.
* * *
О финансовой политике
В.В.Путин: Во-первых, мы хорошо знаем, чем был вызван мировой финансовый кризис. Он был вызван как раз такой политикой американских банков – необеспеченными кредитами. В конечном итоге всё наросло и начало активно заваливаться. Это та же самая философия выдачи необеспеченных кредитов не только в ипотеке (ипотека был толчком), но и в других отраслях происходит или происходило примерно то же самое. Это как раз то, что порождает необеспеченные деривативы, которые, по сути, создают такую муть в мировой экономике и мировых финансах. Это первая часть Марлезонского балета. Есть и вторая. Она связана с тем, что всё-таки западные банки, в том числе американские, серьёзным образом отличаются от наших. Их степень защищённости, степень накопленных собственных ресурсов существенным образом, в положительную для них сторону, отличаются от наших, и наши гораздо более уязвимы. И если они будут… Я не говорю, что так вообще нельзя делать, я просто говорю о рисках...
Они очень большие. То, что делал ЦБ и наши фискальные и финансовые власти, в период кризиса себя полностью оправдало. Они пошли на риск. Ведь ЦБ по беззалоговым аукционам начал деньги выдавать, повышая ликвидность в банках. Пошли на этот риск, и, в отличие от многих других финансовых учреждений Центральных банков, ЦБ смог лишнюю ликвидность с рынка после кризиса убрать. Далеко не все смогли такое сделать! То, что мы сейчас говорим по инфляции, – это тоже результат работы финансовых властей России. Я говорил, какая у нас инфляция. Мне Эльвира подсказала, за прошедшую неделю накопленная инфляция – 0,1%, а в целом – 6% на 21 декабря. Это результат работы в первую очередь Центрального банка. Я понимаю прекрасно, и мне тоже очень хочется, поверьте, руки чешутся… Я когда с ними встречаюсь, я с ними ругаюсь – и с Центральным банком ругаюсь, и с нашими ведущими финансовыми учреждениями ругаюсь, почти ругаюсь – стараюсь избегать нецензурных выражений и непечатных слов, но вот близко к этому. И всё время их подталкиваю к тому, чтобы работали более активно. Но, скажем, чтобы наши банки могли себе позволить при выдаче кредита вместо залоговой массы входить в будущие возможные прибыли и получать процент от прибыли, – это можно, но нужно, чтобы банк был такой мощный, чтобы он взял на себя ещё эти дополнительные риски без всякой страховки. Вы знаете, это очень чувствительная и опасная вещь. Наша финансовая система находится ещё в состоянии становления, и она движется в целом в нужном направлении, крепнет постоянно. Вы знаете (я не скажу здесь ничего особенного, не буду выходить за рамки приличия), но для меня было удивительным, когда крупнейшие мировые финансовые учреждения в кризис пришли к нашим банкам и попросили кредит на Межбанке, для меня это был шок. Но это было. Ко мне обращались: помогите от ваших банков получить кредит на Межбанке. Мировые финансовые учреждения! Это говорит о том, что наша финансовая система – тьфу-тьфу-тьфу! – устойчива, но я ещё раз повторяю, мы с вами не производим мировые резервные валюты, поэтому мы должны действовать очень аккуратно. Наверное – даже не наверное, я с вами соглашусь в том, что сегодня банки должны быть более гибкими при решении вопроса, что представляет из себя ценность при выдаче кредита: эта залоговая масса по недвижимости или какие-то другие активы.
Реплика: Или денежный поток.
В.В.Путин: Да-да, это правильно. Но призываю вас к тому, чтобы не требовать от них всего и полной кальки с того, что происходит в западных финансовых учреждениях.
* * *
О резервировании
В.В.Путин: Что касается резервирования. Я когда с Сергеем Михайловичем (С.М.Игнатьев – Председатель Центрального банка Российской Федерации) разговариваю, постоянно ему: резервирование, резервирование, а он талдычит одно и то же – что банковская система должна быть надёжной. Но они двигаются потихоньку. Я думаю, что ЦБ может ещё подвинуться, будем с ним, вместе с вами в этом направлении работать.
* * *
О защитных мерах после вступления России в ВТО
В.В.Путин: Вы помните мои приезды на «Ростсельмаш» в период кризиса? И думаю, что мы тогда реально вам помогли. И более того, не просто помогли, а именно при принятии решений я ориентировался на вашу позицию в значительной степени при поднятии пошлин…
Наша цель заключается не в том, чтобы подавлять собственное развитие промышленности, а в том, чтобы она демонстрировала свои боевые качества и выходила на более высокие рубежи. Эльвира (Э.С.Набиуллина) сейчас сказала по поводу защитных мер даже в рамках ВТО: это возможно, там существует две цветные корзины – жёлтая и зелёная, по-моему, поэтому можно в этих корзинах поковыряться и выковырять меры. Первое.
Второе – у нас до ратификации… Мы суетиться здесь не будем. В соответствии с правилами ВТО ратификация может состояться в течение полугода (до шести месяцев), и у нас с вами есть время, чтобы внимательно посмотреть на все возможные инструменты защиты интересов отечественных производителей как по сельхозтехнике, так и по другим. Это не единственная чувствительная сфера. Что касается подержанной техники, это, конечно, такая вещь, на которую нужно обратить особое внимание. Давайте мы сейчас будем думать над этим, потому что мы вели 18 лет переговоры. В целом там картина сбалансированная, выдрать что-то одно мы вряд ли будем в состоянии даже при ратификации, потому что всё остальное тогда рухнет. Там один элемент связан с другим по всем позициям, но подумать на тему о том, как защитить ваши интересы, мы не только можем, но и должны, и мы найдём эффективное решение. Давайте… Вопрос только в том, что Министерство экономического развития, Министерство промышленности и конкретные отрасли сейчас, несмотря на новогодние праздники и всё, что с этим связано, задумались над этим и вместе активно поработали. Мы уже обсуждали эти темы. Я сейчас просто не хочу занимать внимание аудитории, но конкретные направления работы там есть, и они могут привести нас к искомым результатам.
А.Б.Идрисов (член Генерального совета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», управляющий партнер ЗАО «Стратеджи Партнерс Групп»): Спасибо за комментарий. Я бы ещё добавил, что как раз этот кластерный подход (то, что применяют страны) отчасти позволяет компенсировать потери от ВТО, сместив поддержку с конкретной компании на территориальное образование. Мы выходим из этого жёсткого режима ограничений по поддержке. Конечно, не полностью решаем, но частично.
В.В.Путин: Там ещё в чём проблема? Мы говорим всё время об импортных пошлинах и так далее, но мы-то с вами хорошо знаем (вы же сами мне жаловались в своё время): мы решение принимаем, а из других стран (не будем их называть) прёт эта сельхозтехника, только штампульку ставят другую на границе «произведено в России» и всё. Вы же знаете, о чём я говорю. Поэтому это та самая проблема, о которой мы говорили вначале, – администрирование на таможне. У нас, вы знаете, по многим вопросам, по многим проблемам и отраслям… Мы говорим «пошлины снизят, пошлины снизят», да там ни фига не действуют никакие пошлины, завозят всё всерую да вчёрную – вот в чём проблема. У нас и так экономика раскрыта, только по факту это происходит – вот в чём проблема. Но когда мы с вами будем работать в известных нормах и по известным правилам, то тогда нам нужно просто заблаговременно приспособиться к ним и принять заблаговременно защитные меры и соответствующие решения. Давайте это сделаем.
* * *
О строительстве студенческих общежитий
В.В.Путин: Проблема острая, она напрямую не имеет, наверное, всё-таки отношения к нашей сегодняшней встрече и беседе (я имею в виду общежития), но, безусловно, нужно увеличивать это строительство – как правило, целиком бюджетное строительство. У нас даже было небольшое сокращение в связи с бюджетными ограничениями во время кризиса, мы сейчас будем это наращивать. Но что нужно сделать совершенно очевидно – это в крупных студенческих центрах и городах – и в Москве, и в Петербурге, и, думаю, в Томске – нужно хотя бы общежития студенческие использовать по назначению, чтобы там гастарбайтеры не жили. Для начала порядок нужно навести. Конечно, нужно продолжать стройку – это, безусловно, будем делать.
* * *
О предложении разделить выдачу лицензий на производство крепкого и легкого алкоголя
В.В.Путин: Это надо проработать обязательно, только чтобы не забылось.
* * *
О субсидировании сельского хозяйства
В.В.Путин: И ещё один момент, связанный с ВТО. Нам и вам, и нам всем вместе – тем, кто занимается сельским хозяйством и этим видом деятельности в частности, нужно подумать на тему о том, чтобы при вхождении в нормативную базу ВТО, при присоединении к организации не было никакого ущерба. Сельхозсектор – особо чувствительный в этой сфере, поэтому хочу вам сказать, что мы сегодня… Мы за два предыдущих года примерно на поддержку сельского хозяйства в целом из различных источников направили 400 млрд рублей, это примерно 4 млрд долларов, четыре с половиной…
Э.С.Набиуллина: Больше. Это жёлто-зелёная корзина получается, у нас как раз там вместе всё.
В.В.Путин: Значит, в год получается где-то 7–7,5. Сейчас, секундочку. А мы выговорили для себя возможность субсидирования сельского хозяйства ежегодно в объёме 9 млрд рублей, то есть у нас сейчас получается где-то 7, семь с небольшим, а мы выговорили 9 до, по-моему, 2013 года. А потом – постепенное уменьшение как раз до этой цифры и дальше до 4,5. Но на первом этапе мы не только можем сохранить это субсидирование, но даже увеличить. И в этой связи нам очень важно понять, где наиболее болевые точки в области сельского хозяйства, которые будут требовать особой поддержки. Надо это вместе с вами посчитать.
* * *
Заключительное слово В.В.Путина:
Спасибо большое вам за сегодняшнюю беседу. Для меня реально это важно. Очень было интересно и, мне кажется, полезно, во всяком случае, чтобы понимать общее состояние мыслей, куда нам нужно двигаться, для того чтобы решать конкретные вопросы. Мне бы только очень не хотелось, чтобы то, о чём мы с вами сегодня говорили и то, что сопровождалось бурными и продолжительными аплодисментами, было забыто. Поэтому я прошу своих коллег, Борис Юрьевич, и вас тоже, эти вещи, конкретные совершенно, касающиеся, скажем, отчётности, касающиеся создания соответствующих структур по работе, скажем, с клиентами в банках, это хорошие вещи (некоторые ещё там вещи), чтобы они у нас не забылись, чтобы мы могли их реализовать в самое ближайшее время.
Ну а вопросы долгосрочного, стратегического характера, создание делового климата нормального в стране, – это, конечно, то, что мы можем с вами сделать вместе и обязательно сделаем.
Большое вам спасибо за сегодняшнюю беседу.
* * *
В рамках работы съезда «Деловой России», в присутствии Председателя Правительства Российской Федерации В.В.Путина было подписано соглашение о сотрудничестве между Общероссийской общественной организацией «Деловая Россия», Министерством экономического развития Российской Федерации, государственной корпорацией «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» и Автономной некоммерческой организацией «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов».